«Можешь сколько угодно подбадривать человека с завязанными глазами — пусть смотрит сквозь платок, все равно он ничего не увидит, и, только когда снимут платок, он увидит все. Помощь — вот что нужно человеку, а вовсе не подбадривания».

Франц Кафка

«Человек имеет право взглянуть на другого сверху вниз лишь для того, чтобы помочь ему встать на ноги».

Габриэль Гарсиа Маркес

Психотерапия: работа с диагнозом или с человеком?

Постсоветское пространство отличалось тем, что в сознании общества между профессией «психотерапевт» и «психиатр» ставился знак равенства. Люди, обращавшиеся за помощью к психотерапевту, испытывали неловкость и порой даже стыд. Как будто посещение специалиста автоматически делает их носителями какого-то диагноза. Попросту душевнобольными. Между тем, если принять за факт наличие в каждом из нас души, логично предположить, что когда-то она у всех может «болеть». И это не делает человека в одночасье психически больным.

Развитие психоанализа и психотерапевтической помощи шло по пути смещения акцента работы специалиста с постановки диагноза и изучения болезни на личность пациента и выстраивание с ним отношений сотрудничества. В сегодняшней статье подробно разберу, насколько современная психотерапия отступила от заветов Фрейда и что это дает клиентам.

Анализ, терапия или человеческие взаимоотношения?

Великий в своей гениальности Зигмунд Фрейд и все последователи его метода в работе с пациентами ставили основной задачей восстановление картины событий, повлёкших то или иное состояние. И дальнейшее их интерпретирование. Этот исследовательский путь отличается от терапевтического подхода, когда клиенту предлагается в безопасной среде кабинета обсудить и прожить вновь событие, ставшее травматичным. Освободить в настоящем чувства, непрожитые в момент получения травмирующего жизненного события.

И если раньше сопротивление клиента рассматривалось как помеха работе, то постепенно этот защитный механизм стал предметом внимания и прояснения.

Позднее американский психиатр Гарри Саливан определил, что все личностные особенности человека не зреют сами по себе внутри него, а по-разному проявляются в отношениях с разными людьми. Постепенно в терапии становится важным модель межличностных отношений клиента, проявляющаяся и в общении с психотерапевтом. Человек превращается из объекта изучения в полноправного участника терапевтического процесса.

Диагноз или просто трудный этап в жизни?

Американский психолог Дэвид Розенхан в 1973 году провел независимый эксперимент, который в одночасье поставил под сомнение методы постановки психиатрических диагнозов. Участники эксперимента — психически здоровые люди — имитировали слуховые галлюцинации, добровольно обращались за помощью и ложились в психиатрические клиники. В разных клиниках подавляющему большинству из них на основе описанных симптомов поставили диагноз: шизофрения. Пациентам прописали медикаментозное лечение, следование которому было единственной возможностью в дальнейшем выйти из клиники.  Псевдопациенты в лечебницах вели себя абсолютно нормально, на «голоса в голове» больше не жаловались, но их просьбы на выписку не удовлетворялись. При этом все отношения работников клиники выстраивались только исходя из поставленного диагноза, в ущерб актуальному поведению человека. В последствии 11 из 12 участников эксперимента вышли из клиник с диагнозом: шизофрения в стадии ремиссии.

Когда эксперимент был раскрыт, персонал клиники не смог выявить «засланных казачков» среди своих подопечных. Между тем, настоящие пациенты клиник, в большинстве своем, сразу определили здоровых людей, посчитав их журналистами, проводящими расследование.

Опубликованные итоги эксперимента наделали много шума. Ведь они иллюстрировали неспособность специалистов отличить здоровых людей от больных. Исследование показало необходимость ориентироваться на работу с пониманием человека, а не на скорейшую постановку диагноза. У многих людей появился шанс лишь с помощью психотерапии выйти из трудного психологического состояния, не прибегая к медикаментозному лечению.

Жесткий сеттинг или консультация по скайпу?

Неотъемлемой частью фрейдовского метода был сеттинг- совокупность условий, при которых пациент проходит психоанализ.  Ограниченное время, фиксированная стоимость и заданная регулярность встреч. Но развитие информационного поля привело к постепенному изменению подходов. Если ранее придерживание сеттингу свидетельствовало, якобы, об истинности и глубине работы психоаналитика, то сейчас психотерапия размыла эти границы. При этом человек, работающий с психологом не в рамках классического сеттинга, все равно движется в процессе самопознания. Этому способствует бережная среда кабинета и включенность во взаимодействие как клиента, так и психотерапевта.

Кроме того, Интернет предоставил возможность огромному количеству людей получать консультации онлайн, пробовать различные методики психотерапии, не довольствуясь только профессиональным сообществом своего города. Огромное количество онлайн-курсов и программ психологической поддержки говорит об интересе общества и востребованности такой формы работы.

Таким образом, в настоящем практически любой человек, в отличие от современников Фрейда, имеет колоссальные возможности для самопознания и изменения унаследованных жизненных стратегий. Чтобы обратиться за помощью к специалисту, достаточно лишь определиться с желаемым форматом. Это может быть очная консультация, работа в группе, длительный марафон или разговор по скайпу. Главное, не поддаться стереотипному взгляду на психологическую помощь, как на неизбежность для людей с диагнозом.